Вторник, 16 апреля, 2024
Новости«Людям уже плевать на дома. Все их мысли — выжить и никогда...

«Людям уже плевать на дома. Все их мысли — выжить и никогда не возвращаться»: как семья россиянина в секторе Газа спасается от ракетных ударов

Война Израиля против палестинского исламистского движения ХАМАС продолжается уже больше 3 недель. По последним данным, подконтрольное ХАМАС Министерство здравоохранения сектора Газа сообщило, что с начала войны в анклаве погибло более 8 тысяч человек. Красный Крест назвал гуманитарную ситуацию в секторе «катастрофическим провалом». SOTAvision связалась с россиянином Мурадом Заидом, который за неделю до начала войны виделся с родственниками в Газе. Сейчас семья Мурада вынуждена прятаться в лагере беженцев на юге палестинского региона. Он рассказал нам о том, в каких условиях они выживают, куда планируют уехать и как местное население страдает из-за ХАМАС на протяжении многих лет.

Жизнь там примерно как 100-150 лет назад

Я родился в секторе Газа и прожил там до трех лет. Тогда началось обострение, но не такое сильное, как сейчас, и русскоговорящее население оттуда эвакуировали. Пожил два года в России, потом вернулся в сектор Газа, а затем уже поступил в российскую школу. До 2014 года я почти каждое лето приезжал на родину к родственникам. Родители в разводе, мы с мамой живем в России.

На севере сектора Газа у меня жили папа с женой и пятью детьми, семь дядь, три тети, бабушка, дедушка и много двоюродных братьев и сестер. Из них только папа знает русский язык. 

Мурад с двоюродными братьями в секторе Газа

Фото: личный архив Мурада



Из детства помню помню, что свет дома был пару раз в день на 5-6 часов. Если начинаются разногласия с ХАМАС, Израиль в принципе может прекратить его давать. И так происходит уже на протяжении 20 лет. 

В секторе Газа нет никаких предприятий, военных, это просто оккупированная территория. Любые блага человечества поступают от Израиля через посредника в виде Катара. Поэтому и работы особо нет — или она связана с государством. Но люди не хотят рисковать, ведь занимать государственные должности — значит работать на ХАМАС. Из-за того, что многие не согласны с их политикой, они не хотят с ними связываться. Из-за того, что самой работы в секторе Газа нет, многие люди делают разрешение через Израиль, чтобы выезжать туда работать, потому что они страдают от беспросветной нищеты и голода. В самом секторе Газа кто-то пытается продавать одежду, фрукты и овощи, открывать ларьки, таксовать, рыбачить. Мой папа — стоматолог. Но все-таки большая часть населения не работает. 

Жизнь там примерно как 100-150 лет назад. Она вся состоит из негатива. Если не брать все эти вещи с войной, то на самом деле сектор Газа — райское место. Там все растет, прекрасное море. Помню красивую старую мечеть и старый православный храм, которого больше нет. Вся проблема в том, что кто-то хочет воевать за эти земли. Если бы не было войны, может, люди хотели бы вкладывать туда деньги. Но люди не хотят рисковать: они боятся открывать какой-нибудь бизнес, потому что его быстро можно лишиться.

Мурад на фоне ночного сектора Газа примерно за две недели до начала войны 

Фото: личный архив Мурада

Уехал оттуда за неделю до начала войны

Мне удалось выбраться в сектор Газа и вернуться в Россию 29 сентября, примерно за неделю до всего этого кошмара. Даже с палестинским паспортом я не могу просто так попасть на правый берег Палестины — у нее свои КПП, так как она контролируется Израилем. Если ты хочешь попасть из сектора Газа в другую часть Палестины, то тебе нужно просить разрешение у Израиля.Я прилетел в Египет, а потом доехал до Рафаха (город в секторе Газа на границе с Египтом — прим. ред). Сектор Газа де-юре является одной из двух частей Палестины. Израиль записывает тех, кто там родился, и выдает им палестинские паспорта и различные удостоверения.

В секторе Газа уже уничтожено более тысячи домов

Фото: Associated Press

Когда я недавно приезжал в Газу, то там уже более-менее все отстроили. Многоэтажек, отелей, пляжей, то есть того, что хотя бы немного создавало вид города, больше нет.

ХАМАС прикрывается мирным населением

Палестинцы страдают от ХАМАСА как от правящей партии. Если ты выражаешь какое-то недовольство, тебя могут посадить в тюрьму или даже убить. За последние 20 лет уже не осталось дураков, которые просто так хотели бы попрощаться со своей жизнью.

ХАМАС прикрывается мирными жителями, чтобы Израиль не мог без последствий до них добраться, а Израиль, наоборот, пытается через мирных жителей найти рычаг давления. Все сидят в стороне, а мирные жители продолжают погибать. Когда террористы прикрываются мирным населением, а военные давят с помощью него, это слишком страшно. Нужно понимать, что в секторе Газа почти все семьи многодетные. Несмотря на жизнь в нищете, супружеские пары стараются обзавестись несколькими детьми, у них такой менталитет.

Почти 70% погибших в секторе Газа от израильских ударов — женщины и дети

Фото: Reuters

На правом берегу Палестины, может быть, кто-то из жителей и поддерживает ХАМАС, но только потому что они не знают, как протекает жизнь в секторе Газа и как людей «держат» в заложниках больше 20 лет. ХАМАС сказал, что будет бороться за палестинцев. Это была единственная организация, которая когда-то заявила, что не будет жить под давлением Израиля. Тогда люди поддержали ХАМАС, потому что верили, что они смогут их защитить. А в итоге получилось всё наоборот. Местное население уже давно не любит ХАМАС. Все знают, что их лидеров нет в секторе Газа. Они живут либо в Катаре, либо в Турции. И оттуда командуют теми, кто готов умереть за навязанное ими «благое» дело. 

Сначала семья пряталась в школе, теперь — в лагере беженцев

Когда началась война, мы с папой держали связь по WhatsApp. Он рассказал мне, что сейчас там очень тяжелая ситуация, непохожая на все остальные. Кто-то сразу начал эвакуироваться и перемещаться на юг. Первые три дня мой папа, его жена, их пятеро детей и три моих дяди прятались под лестницами жилых домов в северной части Газы, потому что везде бомбили. Потом, когда начали бомбить еще сильнее, им стало страшно просто сидеть в домах. Поэтому они тоже решили прятаться в школе, которая находится на юге сектора. До сих пор не знаю, как им удалось добраться туда. 

Я почти две недели не мог связаться с отцом. Мой дядя, который вместе с ним находился в школе, нашел там свою знакомую, у которой была израильская сим-карта. Благо, ловил интернет и он смог позвонить на пару минут моему двоюродному брату, который живет в России, чтобы коротко рассказать, что они живы и что с ними происходит. Брат мне потом сообщил, что в школе живет где-то 1,5 тысячи человек, их всех распределили по классам. Но кто-то все равно вынужден спать на улице, так как мест не хватает. Вместе с отцом и его семьей в классе спят 70 человек. Питьевой фильтрованной воды нет, люди добывают ее из колодца. Из еды каждому выдают одну маленькую лепешку. Чтобы купить еду, нужно стоять в очереди по 2-3 часа. Интернета и света почти нет, ничего нельзя снять, чтобы показать, в каких условиях они живут. Как рассказал дядя моему двоюродному брату, недавно один местный блогер, который жил в той же школе, пытался что-то сфотографировать и отправить кому-то снимки. После этого его убили.

Последствия авиаударов ЦАХАЛ по лагерю беженцев Джебалия (север Газы)

Фото: Reuters

ЦАХАЛ призывает уезжать на юг, а как это сделать, если там нет мирных коридоров? Мой папа чудом смог это сделать, но он не был уверен, что по дороге его вместе с пятью детьми не убили бы. Много семей пытались добраться до юга, но они погибли во время подрыва домов, мимо которых они ехали. К сожалению, сейчас часть родственников до сих пор находится на севере Газы.

Сейчас мой папа вместе с женой и детьми живут уже не в школе, а в лагере беженцев, который находится поближе к границе. Условия там почти такие же: воды и еды почти нет, спят друг на друге. Стало известно, что Египет открыл КПП «Рафах» для прохода раненых и иностранцев из сектора Газа. Папа, как я понял, оформил какие-то документы, поэтому он может выехать оттуда вместе с семьей. Сейчас они думают о переезде в Россию. Я очень надеюсь, что скоро весь этот ад для них закончится.

Людям уже плевать на дома и земли. Все их мысли — выжить, куда-нибудь уехать и больше никогда не возвращаться в сектор Газа. Они даже готовы жить в пустыне или под землей. Когда на руках умирают дети, а следующие пять минут могут стать последними, мало о чем думаешь в этот момент. Если начнется полномасштабная наземная операция Израиля, весь город сравняют с землей. Когда освободят всех заложников ХАМАСа, в городе не останется ни одного здания. Даже если один террорист будет в доме, где живут 100 семей, Израиль все равно его уничтожит.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Популярное