Вторник, 16 апреля, 2024
ВажноеОт «запрета пропаганды» до экстремизма: как российское государство пыталось загнать ЛГБТ-людей в...

От «запрета пропаганды» до экстремизма: как российское государство пыталось загнать ЛГБТ-людей в шкаф

30 ноября Верховный суд России удовлетворил иск Минюста, признав «международное движение ЛГБТ» экстремистским. Этому предшествовали долгие — почти двадцатилетние — попытки властей под разными предлогами убрать ЛГБТ-людей из публичного поля.

SOTAvision рассказывает, как депутаты боролись с «нетрадиционными отношениями» и чем объясняли появление репрессивных законов.

Региональное законодательство

Развитие законодательства против ЛГБТ началось с регионов: в 2006 году в Рязани приняли закон «О защите нравственности и здоровья детей», запрещавший «пропаганду гомосексуализма (мужеложства и лесбиянства) среди несовершеннолетних». Позднее инициативу подхватили другие субъекты страны, а гей-активисты приступили к долгим спорам в судах, пытаясь отстоять свои права.

В 2011 году законы против «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений» появились в Архангельской и Костромской областях, в 2012 году — в Петербурге, Башкортостане, Краснодарском крае и еще шести областях. В Калининградской области «пропаганду» запретили не только среди детей, но и среди взрослых.

Депутаты мотивировали необходимость новых запретов заботой о детях: так, депутат Виталий Милонов, автор законопроекта в Петербурге, заявлял о том, что «волна популярности половых отклонений» негативно воздействует на детей, а депутат Архангельского облсобрания Александр Дятлов объяснял, что он «просто пытается защитить» несовершеннолетних.

Федеральный закон «о пропаганде»

В 2013 году появился уже федеральный закон о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений». Он запрещал действия, направленные на «формирование нетрадиционных сексуальных установок», «привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений», «навязывание информации» о таких отношениях или «создание искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений». Обычным гражданам за нарушение запрета грозил штраф в 4-5 тысяч рублей, для должностных лиц составлял 40-50 тысяч рублей. Юридическим лицам могли назначить штраф на сумму от 800 тысяч до миллиона рублей или приостановить их деятельность на срок до 90 суток. Иностранцам грозил арест до 15 суток, а затем и выдворение из страны.

Как и в случае с региональными, федеральный закон изначально принимался для борьбы с «пропагандой гомосексуализма». Депутат Елена Мизулина, один из авторов законопроекта, объясняла переименование «уступкой сексуальным меньшинствам» и нежеланием «в очередной раз пропагандировать гомосексуализм». В реальности, возможно, на изменение формулировки повлияло отрицательное заключение Правового Управления Госдумы, указавшего, что термин «гомосексуализм» никак не определен в российском законодательстве.

Объясняли принятие закона по-прежнему защитой детей. «Необходимо установить меры, направленные на обеспечение интеллектуальной, нравственной и психической безопасности детей, в том числе в виде запрета совершать действия, направленные на популяризацию гомосексуализма», — следовало из пояснительной записки. Соответствующим был и профильный комитет Госдумы — по вопросам семьи, женщин и детей.

Однако уже к 2022 году риторика резко изменилась: депутаты вновь заговорили о необходимости ужесточить запрет на пропаганду «нетрадиционных сексуальных отношений», на этот раз — среди всего населения. А еще предложили запретить «смену пола», называя информацию о трансгендерности деструктивной и неурегулированной имеющимся законодательством.

К привычным фразам о защите молодого поколения добавились новые аргументы: парламентарии говорили об угрозе «демографическому росту и экономическому развитию страны». В пояснительной записке также появились первые отголоски будущей риторики «об экстремизме»: пропаганда «нетрадиционных отношений» упоминается уже не просто как вредное общественное явление, но как угроза конституционному порядку.

Изменилось и представление о «нетрадиционных отношениях»: если до этого депутаты боролись с «пропагандой» гомосексуальности, то теперь наряду с «однополыми» союзами соавтор законопроекта, Нина Останина, упоминала полиаморию, чайлдфри, трансгендерность и «все, что не входит в традиции». В понятие традиций она вкладывала брак, союз мужчины и женщины, рождение детей и их совместное воспитание.

Во многом подобная риторика базировалась на Указе Президента от 9 ноября 2022 года № 809: в нем «традиционные ценности» названы основой российского общества, позволяющей защищать и укреплять суверенитет России, а «нетрадиционные» — разрушительной системой идей и ценностей, которую насаждают россиянам. Какого-то определенного перечня «нетрадиционных ценностей» в Указе при этом нет.

Профильным комитетом на этот раз значился вовсе не комитет по вопросам семьи, женщин и детей, но комитет Госдумы по госстроительству и законодательству.

5 декабря 2022 года закон об ужесточении запрета на «пропаганду» был принят — и парламентарии  переключились на трансгендерных людей.

Закон о запрете трансперехода

Авторы новой инициативы, появившейся в мае, предлагали запретить «медицинские вмешательства, направленные на смену пола человека» и изменить порядок смены документов для трансгендерных людей, сильно осложнив его. В последующих чтениях к этому добавился запрет на усыновление и опеку над детьми для трансгендерных людей и прекращение брака в случае, если один из супругов менял гендерный маркер в документах (запрет на усыновление и опеку для людей в гомосексуальном браке был введен еще в 2013 году).

Пояснительная записка к этому тогда еще проекту закона выделялась на фоне записок к предшествующим законопроектам. Аргументы о защите детей в ней практически не звучали: они уступили место заявлениям о «традиционных ценностях» как части стратегии национальной безопасности России и рассказам про продажных врачей, выдающих справку о «транссексуализме» за десять минут приема.

Соавтор инициативы депутат Николай Николаев и вовсе говорил о «трансгендерной секте» и новой идеологии «планетаризма», которой сторонники традиционных ценностей вынуждены противостоять.

«Нам хотелось бы, чтобы ко второму чтению министерство здравоохранения не выдало никаких поправок, аргументируя это заботой о людях. Заботиться надо, если хотите, запретив весь этот блуд», — отреагировал на робкие возражения представителей Минздрава Председатель Госдумы Вячеслав Володин.
 


***

Депутаты постепенно отказывались от образа обеспокоенных родителей,  заменяя его новым, строгим ликом стражей традиций и конституционных основ. Расширялся и перечень «нетрадиционных» отношений и ценностей, подлежащих запрету.

Кажется, иск Минюста стал апогеем долгой истории, разворачивавшейся почти двадцать лет. Верховный Суд признал несуществующее «международное движение ЛГБТ» экстремистским — а значит, открыл двери для криминализации любой публичной ЛГБТ-активистской деятельности. Государство закрыло ЛГБТ-людей в шкаф, — но остановится ли оно на этом в борьбе за «традиционные ценности»?

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Популярное