Суббота, 18 мая, 2024
Важное«Мам, он — живой!». Блогеру Сане Новокубанск грозит до 10 лет лишения...

«Мам, он — живой!». Блогеру Сане Новокубанск грозит до 10 лет лишения свободы за «фейки» об армии

Александр Ноздринов — автор ютуб-канала Хауs Раша, частыми героями которого становились сотрудники ДПС, нарушающие собственный же устав и законодательство. Он не хотел просто показывать несправедливость и раз за разом требовал от полиции работать добросовестно и уважать права людей. Зрители знают Ноздринова как Саню Новокубанск. 17 марта 2022 года, когда Ноздринов ехал забирать дочку из школы, его задержали сотрудники ДПС и отправили под административный арест за «неповиновение полицейским», а уже 27 марта на него завели уголовное дело по статье 207.3 УК РФ о «военных фейках». Сейчас Александр сидит в СИЗО больше года и ждет решения суда.

Журналистка SOTA Алипат Султанбегова приехала в Новокубанск и встретилась с супругой блогера Екатериной, его тещей и дочерью, чтобы узнать подробности уголовного дела против Ноздринова и поговорить о жизни его семьи.

Задержание и арест

На месте меня встретила улыбчивая и милая девушка. Первое, что мне рассказала Екатерина, — она не спала до 5 утра, потому что ей заказали первый торт.

За год, что муж провел в СИЗО, она выучилась на кондитера и сейчас выпекает торты на заказ. Кроме Екатерины дома были ее мама Надежда Серафимовна и младшая дочь Злата. Они рассказали мне о том, как задержали Александра — в тот день, 17 марта, никто из них не мог представить, что «проверка документов» ДПСниками закончится арестом, который изменит их жизнь.

Остановив машину, сотрудники ДПС поначалу требовали от Александра предъявить водительское удостоверение, на что он просил разъяснить причины остановки и — уже обыденно — записывал видео для своего канала. Объяснить проверку документов, как того требует закон, ДПСники не смогли.

Все это время полицейские по очереди отходили в сторону, позже выяснилось — звонили начальству. Не дождавшись в итоге документов, они пошли другим путем. Один из них якобы «пробил» номера машины и сообщил блогеру, что у автомобиля приостановлена регистрация. Но, как мне рассказала Катя, никаких проблем с документами не было.

Все это время, что сотрудники ДПС не отпускали Александра, дочка ждала его в школе — уроки уже давно закончились.

Задерживать Ноздринова приехал сам начальник УМВД по Новокубанскому району — Александр Костенко. На канале у блогера есть видео, на котором полицейские бежит на Ноздринова, а Александр от него отбегает, после чего Костенко дает сигнал ловить активиста, его валят на землю, бьют и скручивают.

Александра привезли в Новокубанский отдел полиции, туда же сразу приехали адвокаты: Наталья Волевач и Олеся Панюжева. Однако ни защитников, ни жену блогера в здание не пустили. Потом Ноздринов расскажет им, что сначала его увезли на медосвидетельствование — там он согласился сдать только кровь. Экспертиза ничего не выявила.

«Ту ночь Саша провел в «обезьяннике», точнее, в каком-то гараже, в котором его продержали 9 часов. Они сами не знали, что с ним делать. Никаких показаний Саша не давал, взял 51-ую [статью Конституции РФ, по которой «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников»]», — рассказывала Екатерина жена Ноздринова.

15 суток административного ареста, который Александру назначил суд по ст. 19. 3 КоАП «Неповиновение законному распоряжению представителя власти», Ноздринов отбывал в ИВС. За то время, пока Александр сидел «на сутках», в их доме провели обыск по делу о «фейках об армии» — ст. 207.3 совсем незадолго до этого, 4 марта 2022 года, пополнила Уголовный кодекс. 26 марта к Ноздриновым приехал следователь и еще несколько сотрудников.

Как рассказывает супруга Саши, после обыска «сыщики» вышли расстроенные: «Говорят мне: «Вы, наверное, нас ждали». Ну просто они не нашли ничего существенного, вышли с коробкой какого-то, извините за выражение, говна: нерабочие «тапики» [кнопочные телефоны, только для звонков], какие-то бумаги, сим-карты, пресс-карта «СовИнформБюро», журналистом, которого был Саша, и старая карта «Тинькофф». Вот за нее, кстати, следствие и зацепилось».

Фейки про «фейки»

На Александра Ноздринова завели уголовное дело из-за поста в телеграм-канале: якобы блогер разместил фото разбомбленной многоэтажки с подписью «Украинские города после прихода освободителей». Когда об уголовном деле Саши узнали в СМИ, журналисты искали такой пост в телеграм-канале «Саня Новокубанск», но не нашли.

«У него никогда не было этого телеграм-канала! Был ютуб, туда он заливал свои видео. Ни одного ролика о на эту тему Саша не публиковал», — объясняет супруга Александра.

На ютуб-канале Ноздринова на самом деле нет ни одного видео с упоминанием войны и какой-либо оценки армии. За месяц до задержания Александра приглашал на беседу участковый и показывал ему какую-то публикацию. Ноздринов дал письменное пояснение о том, что он это не постил. Адвокаты хотели приложить этот протокол к материалам уголовного дела, но судья Марина Аладьева, рассматривающая дело Ноздринова, отказалась, вспоминает супруга активиста.

Также Аладьева отказалась и от следственного эксперимента, который предложила адвокат Наталья Волевач: создать телеграм-канал, подписать его «Саня Новокубанск», запостить нужную публикацию и сделать скриншот. Судья не увидела в этом необходимости.

По словам Екатерины, судья Аладьева вообще не скрывает своего субъективного отношения к делу — любое ходатайство адвокатов автоматом отклоняется, а вот прокурор может подавать их в неограниченном количестве:

«Саша написал «Сообщение о преступлении» на шести листах (есть в распоряжении SOTA — прим. ред.), в тексте он сообщил  о преступлении сотрудников полиции, о котором он знал ранее. Блогер уверен, что дело на него сфабриковали еще и по этой причине. 28 февраля 2023 года он заявил об этом в устной форме судье. Саша требовал разобраться и просил провести проверку. Еще он отправлял запрос Бастрыкину, но на сайте СК ответили, что они не в праве лезть в суд первой инстанции. Обжаловать решение судьи в СК предложили через апелляцию. После этого Саша просил у судьи выписку по его «Сообщению о преступлении», а Марина Аладьева ответила: «У нас тут что, приемная президента?»»

В «Сообщении о преступлении» Александр Ноздринов указал фамилии 15 сотрудников правоохранительных органов, преступление которых он раскрыл. Ноздринов вместе с другими блогерами собрали доказательства того, что перечисленные им люди замешаны в хищении государственных земель. Участки отдавались фермерам, а они в свою очередь делились прибылью с главой Новокубанского района Гомодиным А.В, его замом Шкаредой Д.М и сотрудниками прокуратуры. В числе участников преступления — Ильинов А.Б и Рудых А.С., которые выступают гособвинителями в деле блогера. Кроме того, в своем сообщении Александр также рассказал, как 16 февраля 2023 года сорвали судебное заседание по его делу под видом сообщения о теракте и об экспертизе, проведенной с нарушениями.
Комментарий правозащитника: «Судья обязана взять протокол, выделить протокол в отдельный материал и передать в прокуратуру».

Кто такой Саня Новокубанск?

Из-за своего неравнодушия и гражданской позиции Александр Ноздринов стал участником нашумевшей истории с Успенским постом на трассе «Кавказ».

В материалах следствия указано следующее: «В период с 2016 по 2020 годы сотрудники полиции [работавшие на этом посту], действуя в составе преступного сообщества, «крышевали» перевозку нелегальных товаров и контрафактного алкоголя, а также брали взятки за увод граждан от административной и уголовной ответственности».

В марте 2020 по этому делу задержали 11 сотрудников полиции: начальника оперативно-розыскного отдела краевого главка МВД Дмитрия Фролова, его предшественника в должности Руслана Скопенко и сотрудников полиции из Успенского района — начальника ОВД Андрея Новикова и начальника ГИБДД Ильи Макаренко.

О том, что Успенский пост — хлебное место для ДПС, знали не только полицейские, но и простые граждане, в том числе Александр Ноздринов и автор ютуб-канала 23 Регион Дмитрий Бубенко. Они часто приезжали на этот пост, чтобы заснять нарушения сотрудников и «поймать за руку». Ноздринов в своих видео не раз говорил о коррупции полицейских на этом посту. Когда дело о вымогательствах на трассе «Кавказ» набрало обороты и привлекло внимание федеральных СМИ, Саша вместе с журналистами поехал на эту трассу.

«Попал в телевизор, — хвастается зятем Надежда Серафимовна, мама Екатерины. — Саша умеет красиво говорить. Знаете, грамотно так». По рассказам семьи, Александр Ноздринов очень мешал и сотрудникам полиции своей активностью, но формального повода и закона, чтобы «закрыть» его, еще пока не было.
А статья «с фейками» очень удобно появилась. Вот Сашу по ней и закрыли. Помимо статьи «о фейках» хотели повесить экстремизм, но, как сказал следователь Лопушков «не дотянули. Не доделали», вспоминает Катя.

Как считает Ноздринова, государственный обвинитель Александр Ильинов тоже не скрывает своего негативного отношения к блогеру и убежден в виновности блогера. Со слов Екатерины, прокурор является ярым сторонником войны, а всех, кто против, называет предателями — в том числе и Ноздринова. Одного из общественных защитников Ильинов спросил: «Как вы относитесь к СВО?». На заседаниях прокурор часто переходит на крик — он срывался и на Екатерину, и адвокатов.

Сторона обвинения утверждает, что за публикацию, которую никто не видел, блогер получил 1000 рублей двумя платежами по полтысячи. Деньги Ноздринов якобы получал на ту самую банковскую карту, что нашли при обыске.
Благодаря усилиям пропаганды, уже многие годы чиновники и прочие госслужащие свято верят, что любой несогласный с действующей властью сидит на зарплате у «коллективного Запада». К сожалению, случай с Ноздриновым тоже пополнил и без того обширный список этих абсурдных обвинений.

Жизнь Кати после ареста мужа


Катя рассказывает, что Александр был добытчиком в семье. Основной доход ему приносили грузоперевозки, так он и попал в «Объединение перевозчиков России». Помимо этого Ноздринов занимался строительством, брал небольшие заказы, и, если подворачивалась возможность подработать, он ее не упускал.

На вопрос, давят ли в СИЗО на Сашу, его супруга упоминает, что в первое время ему не давали свиданий с ней. Цель этого была одна — добиться признательных показаний. Но Ноздринов не сдавался.

Еще один из методов давления, который пустили в ход — это уголовное дело против Екатерины Ноздриновой по ст. 159.1 («Мошенничество в сфере кредитования»). Дело завели 27 декабря 2022 года.

Семья взяла кредит, чтобы построить собственный дом. До ареста Саши они исправно все платили, но после того, как его посадили, делать это стало сложнее. Как объяснила Екатерина, она собиралась и дальше выплачивать кредит. И поначалу справлялась: то золото заложит, то перезаймет денег у знакомых. Но потом девушка совершила фатальную ошибку — займы. Она перекрывала один микрокредит другим, а когда поняла ошибку, было поздно. Катя говорит, что в какой-то момент просто перестала платить по ним, потому что денег брать было неоткуда.

И вот спустя время после ареста Ноздринова его жене позвонил участковый и сообщил, что на нее пришло письмо: не выплачивает долг и неверно указала данные.

«Ты, говорит, не переживай: «Это отписка, просто отписка будет». После этого разговора прошло полгода. Снова звонок от участкового: «Тебе дознаватель не может дозвониться. На тебя уголовку возбудили. Статья 159.1, мошенничество в сфере кредитования». Органы дознания сказали, что нет состава преступления. Два прокурора сказали, что нет состава. А один, который присутствует у нас на суде, сказал, что состав есть», — вспоминает Екатерина.

Помимо уголовного дела у Ноздриновых обнаружилась задолженность по электроэнергии, из-за которой семья чуть не осталась без света.

Спустя время после того, как посадили Александра, его супруге пришло уведомление о задолженности по электроэнергии — 47 тысяч рублей. Екатерина не скрывает, что задолженность была, но не такая большая, и до ареста мужа семья ее оплачивала, однако после уже не было возможности. И вот приехали из коммунальной службы, чтобы отключить электроэнергию. Причем, как пояснила мне Екатерина, ей отключили свет без каких-либо уведомлений. Тогда она поехала разбираться с начальником Независимой энергосбытовой компании Краснодарского края:

«Твой муж лучше бы не с камерами бегал, а за свет платил бы», — услышала ехидный ответ девушка.

Кроме долга за электричество супруге блогера необходимо брать деньги на передачки в СИЗО и адвокатов. Соглашение с защитниками составлено на стадию следствия, судебное доследствие, вплоть до приговора, оплата каждого — 300 000 рублей, плюс транспортные расходы.

Но совсем без помощи Ноздриновы не остались — помогал другой активист-блогер Дмитрий Бубенко, он несколько раз сам приносил передачку для Александра в СИЗО. Еще посильную финансовую помощь оказали соратники Ноздринову из «Объединения перевозчиков России». Но все это было в первое время, а дело блогера тянется уже второй год, и его супруге приходится справляться своими силами.

В итоге Ноздринова нашла контакт правозащитников из «Открытого пространства» и попросила их о помощи. И уже 9 мая на платформе «Заодно» объявили сбор средств на адвокатов для Саши.

«Заодно» — платформа взаимопомощи от ОВД-инфо. На ней публикуются истории людей, которые преследуются по политическим статьям. На «Заодно» открывают сборы средств для тех, кто обратился в ОВД-Инфо. Все пожертвования идут на оплату адвокатов или юристов.

Разрыв связи

Уголовное дело Сани Новокубанск по-разному отразилось на семейных отношениях — если Екатерина Ноздринова и ее мама всячески поддерживают блогера, то родители и брат Александра отошли в сторону. Вот как они ответили на просьбу Екатерины помочь ей с передачкой:

«Они, когда поначалу сюда ездили, спрашивали, что ему передать. Я говорила: «Ну, купите блок сигарет». А в ответ получала: «Не, дорого. Пусть бросает курить. Нечего курить». Хотя сами они не бедствуют».

Позже родители блогера написали письмо Александру в СИЗО о том, что «жена у него плохая». Екатерина объясняет это тем, что она не вписывалась в их семью:

«Я на них не похожа. Мы приехали со средней полосы [девушка родом из Тульской области]. Что было близко мне, было чуждо для них. В общем, «не такая», и Сашина мама всегда ему на это указывала».

С одной стороны, Ноздринова и не расстраивается, что от родни мужа нет никакой поддержки. Но признается, что, если бы они помогли хотя бы с одной передачкой, было бы легче.

Друзья тоже «как будто растворились»: «Их было очень много. Собирались вот за этим столом. Сейчас все ездят, даже не здороваются. Из всех, может, два человека интересуются, и все. Знаете, когда живешь хорошо, так много сразу друзей и подруг. А вот как случилась беда, от меня поотворачивались очень многие».

По рассказам тещи, Саша по-настоящему любящий отец, он старался много времени проводить с семьей и обожал детей, а дети обожали его. Самое сложное, говорит Катя  — объяснить детям, куда пропал папа. И если старшему сыну Грише она рассказала все сразу, то младшие долгое время не знали об аресте отца. Средняя дочь, Даша, поняла, когда они с мамой пришли к папе на свидание в СИЗО: «А что это за место? На тюрьму похоже».

Злате, младшей, ничего не говорили. Как объяснила бабушка Надежда Серафимовна, девочка сама обо всем доложила взрослым:

«Младшая у нас очень умная. Сразу сказала: «Мой папа сидит в тюрьме. Но он скоро придет, я это знаю»».

Екатерину запугивали, что в школе детей начнут травить из-за истории с отцом, но вышло все иначе. Сверстники ничего не говорят, даже наоборот, подчеркивает Ноздринова. Да и учителя тоже поддерживают и понимают

Супруга блогера часто приносит из СИЗО постирать его вещи. Однажды средняя дочка достала их из пакета и сказала: «Папой пахнет, можно я его вещи возьму?».

Политзаключенный Александр Ноздринов

31 мая 2022 года «Мемориал» признал Александра Ноздринова политзаключенным, после этого ему стали приходить письма с поддержкой.

Блогеру приходит много писем, пишут даже из-за рубежа. Все письма он передает жене с просьбой аккуратно складывать. Александр очень ценит эту поддержку от людей и старается сразу всем отвечать.

Первое время Ноздринов отвечал на все письма. А позже заметил, что стали попадаться послания с номерным бланком и в напечатанной форме, в них были провокационные вопросы. На одном из свиданий в СИЗО Александр показал их супруге:

«Кать, ну посмотри. Не, они бы хоть получше что-нибудь придумали. Я что, дурак, на это отвечать?» — передает возмущение мужа Екатерина.

Если говорить о быте Ноздринова в СИЗО, то практически все свободное время он пишет письма, читает, ежедневно гуляет, а раз в неделю ходит в баню. С сокамерниками Александр в хороших отношениях, говорит Екатерина:

«А с ним по-другому и не получится. Он адекватный, нормальный человек. Даже там последним делится. Рассказывал, как к ним полицейского посадили, передачки ему никто не носит, он клянчит у «продольных» сигареты, те его игнорируют. Саша делится, конечно».

Коридор в СИЗО или спецприемнике называют продолом, а конвойных, что дежурят в этом коридоре, "продольными".

Теща

«Мы с ним едем, спешим, — увлеченно рассказывает мама Кати Ноздриновой. — И едет большегруз. Саша говорит: «Он не проедет», и  останавливается. Начинает регулировать поток машин, регулировать этого водителя, чтобы тот перестроился к середине и проехал. У Саши вот такое отношение к людям, он не пройдет мимо беды чужой».

Надежда Серафимовна всегда удивлялась такому неравнодушию зятя к трудностям незнакомых людей, его готовности прийти на помощь. По словам женщины, люди тоже к нему тянулись: писали, звонили, доверяли.

«Я как-то дочери говорю: «Катя, я не пойму, почему к нему так тянутся люди? Ну как?» А она мне:»Мам, он — живой!»» — вспоминает теща Сани Новокубанск.

Для женщины арест зятя стал личной драмой, потому что для нее Саша был не просто мужем ее дочери, а еще и человеком, которого она полюбила как сына. Больше года назад Надежда похоронила родного ребенка. Первым, кто поддержал родителей супруги, был он. Именно из-за семейного горя Ноздринов стал изучать подводные камни похоронного бизнеса.

Блогера возмутила волокита перед похоронами: долго не отдавали тело шурина, не подписывали бумаги, намекая «дать на лапу». Саша начал изучать, как все обстоит, а позже просто приехал к похоронному бюро и снимал, как люди своими действиями поддерживают коррупцию.

Семья Ноздриновых переехала в Новокубанск из Армавира. Супруга рассказывает, что до их переезда город жил своей жизнью: «Многие не могли понять, почему Саня так прет — «наверное, кто-то крышует». А он просто не мог примириться с несправедливостью. И начинал изучать, проводить расследования».

Но такая непримиримость с несправедливостью нравилась далеко не всем. По рассказам Екатерины, Саша даже в СИЗО не теряет бодрости духа и намерен продолжать бороться. Блогер не изменяет себе и, если сотрудники СИЗО-2 действуют  в разрез с законодательством и правилами внутреннего распорядка, пишет на них жалобы. Первое время это злило даже сокамерников: из-за одного страдали все. К примеру, могли игнорировать просьбы Александра. Но Ноздринов заявил: «Я не дружить сюда пришел. Есть нарушение, пусть отвечают». Такая принципиальность подкупила других заключенных, его «стали уважать», считает Надежда Серафимовна:

«Вообще зять у меня хороший. Он даже попросил свидание с тещей. Я ему так обрадовалась. Я так смеялась с Сашей, что даже сотрудники забежали — не поняли, что за крики. Так я радовалась, причем Сашка нас больше поддерживает, чем мы его. Но ему все равно тяжело, да и нам тяжело. Мы за этот год все очень постарели. Знаете, раньше люди, спрашивали: «Как он так не боится? Борется! А мы на диванах». Ну вот, он теперь там, а мы до сих пор на диванах».

Поддержать Александра Ноздринова можно отправив ему письмо через сервис ФСИН-письмо:

Адресат: Ноздринов Александр Анатольевич 1985 гр

Куда: Краснодарский край, г.Армавир, СИЗО-2

Сейчас семья Ноздриновых очень нуждается в помощи оплаты адвокатов и передачек. Перевести средства: 5246 0293 8305 1937 МТС банк Шишикин Сергей Федорович

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Популярное