Воскресенье, 21 апреля, 2024
Важное«По сути нас сравнивают с экстремистами». Как живут ЛГБТ-люди после принятия закона...

«По сути нас сравнивают с экстремистами». Как живут ЛГБТ-люди после принятия закона «о пропаганде»

В конце 2022 года российский парламент принял закон, вводящий административную ответственность за «пропаганду нетрадиционных сексуальных предпочтений и смены пола» среди совершеннолетних.

С 2013 года похожая норма уже существовала в российском законодательстве, но ее действие распространялось лишь на «пропаганду» среди детей.

Таким образом, депутаты запретили любое положительное или нейтральное упоминание квир1-людей. SOTAvision поговорила с муниципальным депутатом от «Яблока» Сергеем Трошиным, в середине прошлого года совершившим каминг-аут как гомосексуал, ЛГБТ-активисткой и соосновательницей проекта «Справимся вместе» Аллой Чикиндой и правозащитницей, юристкой «Дела ЛГБТ+», которая пожелала остаться анонимной. 

Аноним, «Дело ЛГБТ+»

Во-первых, в новом законе государство поменяло мотив: раньше, в 2013 году, ей была защита здоровья детей. А сейчас этот закон мотивирован защитой государства от внешнего врага, демографической безопасностью, конституционными приоритетами, против которых вступает ЛГБТ-идеология. По сути, нас сравнивают с экстремистами. 

Во-вторых, произошли сильные изменения в практике применения закона. Раньше суды получалось выигрывать, лишь 20-30% протоколов доходили до обвинительных постановлений. После вступления в силу нового закона «о пропаганде» все поступившие дела заканчиваются обвинением. Преследуют не просто ЛГБТ-активист_ок2, закон действует и против случайных ЛГБТ-людей. Из 40 дел только 3 активиста, 2 пикетчики в Санкт-Петербурге, которых недавно задержали, и Ян Дворкин [Ян Дворкин — транс-активист, психолог и руководитель «Центра Т»]. Все остальные — секс-работни_цы, взятые во время облав, либо другие люди, не связанные с ЛГБТ-активизмом. 

В-третьих, с началом войны общество изменилось. Люди стали злее, появилось множество групп, общественных организаций, которые ведут диванную войну! [Они] борются, пишут жалобы и доносы! Соответственно, новые штрафы — драконовские. У людей нет и не было таких средств, поэтому все очень боятся этого закона.

И новый закон создал почву для травли транс-сообщества и преследования врачей, которые хотят помогать Т-людям. После пакета законов о «пропаганде» последовали критерии Роскомнадзора, по которым врачам нельзя положительно отзываться о Т-переходе, по сути выполнять свои обязанности. Помимо отказа в медицинской помощи закон предполагает запрет на профессию для Т-людей. Все перечисленное вызывает массовую эмиграцию Т-людей, при том что они больше всех из ЛГБТ-сообщества сталкиваются с проблемами при переезде. У них больше проблем с документами, социализацией, адаптацией. Все это в совокупности говорит о целенаправленной политике против Т-людей, ЛГБТ-людей. Зато сейчас транс-сообщество наконец объединилось, начало создавать  большую сплоченную группу.

«Дело ЛГБТ+» занималось очень интересным делом Гелы и Хаояна, которые вели блог, где рассказывали о своей повседневной жизни. Это интересная история говорит о любопытной тенденции, потому что чаще всего в делах о «пропаганде», как мы видим, лицами, которых привлекают к ответственности, становятся иностранцы. Это важный аспект. Он говорит об определенном отношении властей: дескать, нет у нас в стране своей «гомопропаганды». Власти как будто заявляют: «Вот, понаехали иностранцы-шпионы, внедряются и пропагандируют, ослабляют нашу страну». Это звучит абсурдно, но выглядит именно так, и действуют они именно по этой логике, поэтому дела против иностранцев зачастую сфабрикованы, подстроены абсолютно внаглую и заканчиваются непробиваемым игнорированием со стороны суда любых норм. 

Также хочу обратить внимание на дело Яна Дворкина — транс-активиста и опекуна ребенка с инвалидностью, о котором он заботится уже, по-моему, 4 года. У него отличные отношения с органами опеки, помогающими организациями, с надзорными органами, однако сверху спускают приказ «проучить» его за активистскую деятельность. 

Отличие дела Яна Дворкина заключается в том, что долго искали «пропаганду» на личном канале Яна, нашли ее в том, что он, дескать, пытался легализовать в России гей-браки, и фактически у него есть такой брак — у Яна Дворкина не смененный документ, он не успел поменять документы с гендерного маркера женского на мужской, но у него есть брак с ЛГБТ-активистом Александром Кайденом. 

Причиной для нездорового интереса со стороны властей стали два материала: материал о свадьбе, где, дескать, полиция увидала «пропаганду» в положительном отношении Яна к свадьбе и к другому ЛГБТ-лицу, его партнеру. Второе — Ян просто перепостил публикацию, где говорилось, что Милонов, известный гееборец и депутат Государственной Думы, сказал, что все, кто уехал, являются активными геями. Тем самым, растиражировав слова Милонова, Ян совершил «пропаганду». Забавно, что при этом самого Милонова до сих пор не оштрафовали.

Вот скорее подобного рода конвейер фальсификации дел нам нужно ожидать. Никто еще не смог выработать полноценную схему преследования.

Я думаю, что именно дело Яна одно из таких ярких случаев, когда власти понимают слабость своей позиции, оттого и пытаются оттягивать как можно дольше процесс. Мы готовы дойти до Конституционного суда, поскольку дело Яна — это знаковое дело, которое очень важно для дальнейшего адвокации прав ЛГБТК+.

Напомню, что когда-то, когда только принимался первый вариант закона о запрете «пропаганды», нам удалось добиться в Конституционном суде изменений, которые позволили запретить вольную трактовку закона, изменить практику. Например, при нынешнем постановлении Конституционного суда «пропагандой» не являются: защита своих прав, отстаивание интересов, например, в судах и слова адвоката или юриста о вашей позиции, о том, как важно защищать свои права и бороться с дискриминацией. Насколько мы можем сейчас применять это постановление, сложно сказать, потому что все-таки изменился состав: поменялся возраст, изменилось обоснование данного закона с «защиты детей» на «экстремизм», по сути поэтому нам нужно снова сплотиться, набрать удачную практику, а это важно, чтобы люди как Ян обязательно шли в суды, не соглашались с позицией обвинения, не подставляли себя, не закапывали себя, а вместе с юристами добивались справедливости, и тогда, может быть, нам удастся даже еще больше отвоевать прав, чем те, которые предусмотрены в постановлении 2014 года.

Сергей Трошин, муниципальный депутат, открытый гей

Из-за принятия этого закона ЛГБТ-люди стали гораздо меньше писать о себе в социальных сетях. Это, конечно, не уголовная статья, но штраф в 400 000 рублей для большинства очень существенная сумма. Большинство таких штрафов боится. Поэтому, к сожалению, репрезентации ЛГБТ-персон стало гораздо меньше. Плюс эта репрессивная машина только набирает обороты. Власти понравилась эта история, они почувствовали отклик от консервативной части общества, на которую они и опираются. Чтобы расположить к себе симпатии этой части россиян, государство и приняло этот закон. Поэтому они и запрещают смену пола, вводят цензурные законы о «пропаганде», заявляют о создании психиатрических институтов для изучения поведения ЛГБТ-людей.

Мы видим, что этот маховик набирает обороты, поэтому кто-то уезжает, кто-то перестает высказываться и о себе рассказывать. ЛГБТ-организации, которые ранее более активно действовали, переводят свою деятельность в непубличную плоскость: заменяют аббревиатуры на какие-то другие слова. То есть переходят на «эзопов язык», чтобы на открытые объявления не среагировали различные любители писать доносы.

При этом заявление в адрес «яблочника» было написано 29 ноября, то есть за шесть дней до подписания Путиным нового закона о запрете «пропаганды ЛГБТ». Однако неизвестный заявитель ссылается именно на этот не вышедший закон, обращает внимание «Агентство. Новости».

В декабре 2022 стало известно, что в адрес мундепа от партии «Яблоко» Сергея Трошина поступило обращение от неизвестного о том, что депутат занимается «пропагандой нетрадиционных сексуальных отношений с применением информационно-телекоммуникационных сетей». На обращение сразу же обратил внимание коллега Трошина из «Единой России» Павел Дайняк, о чем он сразу же сообщил в прокуратуру.

Репрезентация ЛГБТ-людей почти полностью ушла: в магазинах перестали продаваться книги с ЛГБТ-тематикой, сериалы исчезли из онлайн-кинотеатров и так далее. Выходит, что государство ввело самую настоящую цензуру. Ощущение, что в стране «стирают» существование ЛГБТ-людей. Возникает вопрос: «А почему же мы не видим никакого протеста?» Потому что гражданское общество деморализовано всеми происходящими событиями. Когда закон принимался, я сам написал в Государственную думу обращение, где призвал не принимать этот законопроект. Я понимал, что это ничего не изменит, но посчитал важным оказать психологическую поддержку тем, кого этот закон касается напрямую. Также нужно понимать, что многие активисты уехали, организации закрылись, поэтому уровень реакции ЛГБТ-сообщества в 2013 и в 2023 даже глупо сравнивать. Плюс за это время выросла степень репрессии. Недавно, например, у нас в Питере вышел парень в одиночный пикет против трансфобного закона — его тут же скрутили, а сейчас его хотят судить по этой новой статье КоАПа о «пропаганде ЛГБТ среди совершеннолетних». 

У власти больше нет стоп-крана. Я, например, вполне допускаю, что в ближайшее время мы можем увидеть инициативу о запрете абортов.

В июле 2022 года министр здравоохранения Михаил Мурашко заявил, что стремление женщин уделять внимание сначала работе, потом семье — это «порочная практика». «Чем раньше она родит, тем лучше для здоровья самой женщины, для здоровья детей и ее карьеры в конечном счете», — сказал Мурашко.

Сейчас нынешняя государственная власть выбрала четкий антиевропейский курс. Поэтому рядовые чиновники всячески пытаются показать, что они истинные антизападники. Если в Европе активно защищаются права ЛГБТ, то здесь они будут их максимально ущемлять. Оппозиционные политики, в свою очередь, должны не бояться высказываться против подобных законов. Я в своих социальных сетях недавно выступил против трансфобного закона, чтобы поддержать тех людей, против которых этот законопроект направлен. 

Сейчас у ЛГБТ-людей создается ощущение, что все плохо. Это, конечно, во многом так, но я убежден, что в будущем ситуация изменится. Я вижу и анализирую те тренды и закономерности развития общества, которые сейчас есть во многих странах. Например, несмотря на сопротивление части общества, в Белграде проходит гей-парад, на Кубе в прошлом году через референдум были легализованы однополые браки, хотя десятилетия там на государственном уровне существовала гомофобия. Поэтому глобальный процесс в пользу ЛГБТ, их прав и свобод. Это неизбежно придет и в Россию. 

Наши власти искусственным образом пытаются повернуть реку вспять, но глобально эти тренды неизбежно победят. Поэтому я убежден, что спустя некоторое время в России будут легализованы однополые браки, гомофобные и трансфобные законы будут отменены и настанет тот день, когда по Невскому проспекту пройдет гей-парад, а над Смольным будет развеваться радужный флаг.

Алла Чикинда, соосновательница правозащитного проекта «Справимся вместе»

Я как жила вполне открытой жизнью до принятия этого киврфобного закона, так и продолжаю, как работала, так и работаю. Моя жизнь абсолютно никак не изменилась. Функционирование проекта «Справимся вместе» пока тоже не изменилась, поскольку тема, с которой мы работаем — партнерское насилие внутри ЛГБТ-отношений и насилие со стороны родственников по отношению к ЛГБТ-персонам. Мы полагаем, что публикации на эти темы никаким образом не создают положительный образ «нетрадиционных отношений», как это указано в законе. Поэтому мы пропагандой не занимаемся, и пока, к счастью, не было никаких ситуаций, когда мы бы сталкивались с каким-то преследованием из-за нашей деятельности. Мы продолжаем оказывать помощь людям, однако в этом году мы получаем гораздо больше заявок на помощь по сравнению с прошлым.

Я до последнего надеялась и верила, что этот закон не примут. Я была среди тех немногих российских ЛГБТ-активистов, кто верил в то, что закон не примут. В своем телеграм-канале я приводила разные аргументы, что есть много шансов, что закон не примут. Поэтому, когда его все-таки приняли, я, конечно, расстроилась и испытала некоторую злость.

С одной стороны, обычных ЛГБТКА-людей, которые далеки от активизма, не занимающихся публичной деятельностью, этот закон не касается, как не касался и предыдущий. Но при этом за этот год уже заведено рекордное количество дел3 по закону «о пропаганде», чего не было раньше. Изначально мне казалось, что этот закон нужен скорее для устрашения, а не для реализации. К сожалению, получается, что это мое ожидание тоже не оправдалось. Были кейсы, как я понимаю, когда людей штрафовали по этой статье из-за регистрации на сайте знакомств. Эти случаи наиболее, с одной стороны, возмутительные, а с другой стороны, вызывающие грусть и сопереживание. Это же совсем частная жизнь — это не публичные высказывания, не активизм. Человек просто хотел найти себе партнера. Эти кейсы преследования за знакомство в соцсетях влияют на людей, которые про них читают в новостях — они еще сильнее закрываются и попадают в социальную изоляцию, перестают доверять людям.

Разные онлайн-ресурсы стали удалять информацию про ЛГБТ: стриминговые сервисы убирают информацию, связанную с ЛГБТ, цензурируются фильмы и сериалы, некоторые ЛГБТ-сообщества в социальных сетях стали закрывать свои странички. Я знала, что такое будет, но я не ожидала такого масштаба.

Сейчас горизонт планирования в нашей стране максимум 3 дня, поэтому очень сложно говорить о перспективе для прав ЛГБТ-людей и вообще для прав человека. История может повернуть как в одну сторону, так и в другую. Мы стоим на такой развилке Шредингера — ситуация может еще больше ухудшиться и стать как в тех странах где, например, существует уголовная  статья за однополые связи, или, наоборот, законодательство смягчится и административное наказание отменят. 

  1. Квир — собирательный термин, используемый для обозначения человека, чья сексуальность и/или гендерная идентичность отличаются от большинства. Аббревиатура ЛГБТ, например, не включает в себя асексуалов или небинарных людей, поэтому для большей репрезентативности используется слово «квир» ↩︎
  2. Гендергэп — символ подчёркивания, разделяющий основу слова и его окончание для достижения гендерной нейтральности языка. Использование штриха означает не только упоминание двух гендеров — мужского и женского, — но и всех других возможных гендерных идентичностей, включая небинарные и неопределённые. ↩︎
  3. Согласно статистике, опубликованной на сайте Судебного департамента при Верховном Суде России, в 2019 году в суды было направлено 20 дел по статье 6.21 КоАП РФ. При этом к ответственности были привлечены только 4 человека. ↩︎
ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Популярное