Четверг, 18 июля, 2024
ВажноеНежелательная природа

Нежелательная природа

Артем Важенков, экоактивист, гражданский активист, иностранный агент, первый, против кого было возбуждено уголовное дело по ст. 330.1 (Уклонение от исполнения обязанностей, предусмотренных законодательством Российской Федерации об иностранных агентах):

«На данный момент существует около 40 субъектов (организаций и физических лиц), признанных иноагентами или нежелательными, в сфере экологии.

Логика внесения экозащитников в реестр следующая: туда вносят организации, которые родились самостоятельно, снизу, и потому неподконтрольны; или те, которые так или иначе, раньше или сейчас аффилированы с крупными международными организациями — например, с Greenpeace или WWF. Власть рассматривает такие организации как угрозу, как “засланные извне” в Россию-матушку, чтобы ее как-то разлагать.

Кому это выгодно? Всем, кто выступает против развитого гражданского общества. Конечно, кроме всего прочего, власть таким образом защищает интересы аффилированного с ней крупного бизнеса. Понятное дело, что независимые экозащитные организации имеют свою позицию и часто борются с крупными промышленными предприятиями, которые ухудшают экологию. Таким образом власть работает — вольно или невольно — на крупный капитал, который наносит вред нашей природе.

Любое внесение в список иностранного агента — хоть экологической, хоть правозащитной, хоть экспертной, просветительской или феминистской организации — это в целом плохо по одной простой причине: это причиняет ущерб гражданскому обществу. Не надо думать, что репрессии не работают. Они работают: люди начинают бояться, остерегаться. Конечно, это сказывается в том числе и на экозащитной деятельности. Люди просто перестают этим заниматься. Это все приводит к очень печальным последствиям в виде снижения гражданской активности в этой и других сферах».

Калининградская региональная общественная организация «Экозащита!-Женсовет» попала в список иноагентов еще 21 июля 2014. С тех пор на них посыпались бесконечные штрафы и административные дела.

Впоследствии штрафовать стали не только организацию, но и ее главу, экоактивистку Александру Королеву. В 2021 году ей присудили 100 000 рублей штрафа за отсутствие «плашки».

«Родина считает, что мне надо поддержать расшатанный мной же режим. Штраф за отсутствие маркировки «иностранный агент» на сайте «Экозащиты»», — писала тогда Королева.

Архангельская региональная молодежная экологическая общественная организация «Этас», внесенная в реестр иноагентов еще 1 сентября 2017 года, объявила о своей ликвидации в феврале 2018 года.

«Этас» 19 лет занимался эко-просвещением и популяризацией экоактивизма, раздельного сбора отходов, проводил субботники и другие акции, организовывал областной чемпионат по сбору вторсырья «ЭкоБатл», в котором за эти годы поучаствовали более 10 000 человек.

Помимо денежных штрафов, дальнейшую работу осложняли вплоть до невозможности и другие факторы: «Нас перестали приглашать на различные мероприятия в органы власти, в общественные советы, членами которых мы раньше являлись. С нами просто не хотят больше работать. Кроме того, из-за этого статуса очень сильно пострадала репутация организации среди обычных людей и волонтеров»,рассказывала бывшая председательница «Этас» Анастасия Кочнева изданию «Беллона». Горькой иронией отдает тот факт, что признание иноагентами экологической организации произошло в год, объявленный «Годом Экологии».

Одна из акций «Этас»

Еще один невеселый постмодернистский нюанс заключается в том, что международное неправительственное экологическое объединение «Беллона», начавшее свою работу в Норвегии в 1986 году, а в 1998 открывшее отделение в Санкт-Петербурге, в апреле 2023 года было признано нежелательным на территории Российской Федерации. Этому предшествовало его включение в список иноагентов в 2017 году, после чего организация перезапустилась, — но это помогло ненадолго. Помочь не смогли ни известность, ни даже президентский грант 2014 года.

Как сейчас гласит сайт организации, «Надзорный орган считает, что наша аналитика представляет угрозу основам конституционного строя и безопасности РФ».

Сотрудники «Беллоны» много занимались проблемой радиоактивных отходов, промышленного загрязнения городов, в частности, Мурманска и Мончегорска, отслеживали деятельность Кольской горно-металлургической компании, филиала «НорНикеля». Организация продвигала электротранспорт, выступала в защиту лесов (среди них — Химкинский), рек и озер от застройки элитным жильем, держала на контроле ситуацию с токсичными отходами. Но в 2022 году, сразу после начала военного вторжения в Украину, «Беллона» резко осудила действия России и приняла решение уйти из России, закрыв все проекты и остановив работу двух своих офисов в Санкт-Петербурге и Мурманске, — так что объявление ее нежелательной вышло этаким плевком в спину.

За несколько первых военных месяцев «Беллона» релоцировала сотрудников в Литву, «поскольку продолжать работать по экологическим вопросам с властью, ведущей агрессивную захватническую войну, стало морально неприемлемо и бессмысленно, а многие наши проекты предполагали активные контакты с представителями власти разных уровней и аффилированного с государством бизнеса», — рассказывает SOTAvision руководитель проектов «Беллоны», эксперт Арктического проекта Ксения Вахрушева. В конце 2022 года в Литве был открыт новый офис организации, который продолжил работать по темам, связанным с Россией. Если конкретнее, то он занимается мониторингом и анализом экологических и климатических рисков, идущих из России, которые могут негативно отразиться на окружающей среде за пределами России и способствовать изменению климата на всей планете, уточняет эксперт.

«Мы работаем по двум тематическим направлениям:

1) ядерная безопасность и ядерные и радиационные риски в России и Украине, деятельность Росатома в России и мире как корпорации-инструмента государственного политического и экономического влияния;

2) промышленное загрязнение и изменение климата в российской части Арктики, а также действия России, влияющие на загрязнение Арктического региона.

Наши анализы по этим темам должны помочь международному сообществу адекватно реагировать на риски, идущие из России, таким образом, чтобы снизить их воздействие на глобальный климат и загрязнение окружающей среды, а также уменьшить возможности России, в том числе финансовые, по продолжению войны в Украине», — отвечает Ксения Вахрушева на вопрос об актуальных проектах.

Ксения Вахрушева

Кроме этого, продолжает выходить журнал «Экология и право» на русском языке. Для русскоязычной аудитории внутри и вне России он доступен в электронном виде, а также для европейской аудитории — в печатном виде.

В России «Беллона» много занималась юридической и судебной защитой экологических прав граждан. «Поскольку судебная система практически полностью деградировала в России, независимый суд отсутствует, базовые права граждан системно нарушаются, эта деятельность потеряла былой смысл и не будет приносить системных позитивных изменений в условиях текущего политического режима в России», — говорит Ксения.

Также объединение помогало России — в том числе в привлечении зарубежных денежных средств и технологий — в очистке западной части Арктики от ядерно- и радиационно-опасных объектов, оставшихся от военной программы СССР. Вторжение России в Украину остановило международное сотрудничество по устранению ядерной и радиационной угрозы в этом регионе.

«Пока российские деньги идут на войну, а не на охрану окружающей среды, российская Арктика будет оставаться радиационной угрозой. Наибольшую угрозу окружающей среде представляет атомная подводная лодка К-27, реакторы которой загружены высокообогащенным ядерным топливом. Она была затоплена несколько десятилетий назад у берегов архипелага Новая Земля».

Экологическое просвещение, еще одно из направлений деятельности «Беллоны» в России, теперь ведется другими организациями, которые «либо лояльны действующему режиму, либо напрямую зависимы от государства, либо пытаются работать незамеченными. Зачастую смысл их деятельности сведен к сбору мусора и высадке деревьев, то есть никакого системного взгляда на проблему сохранения окружающей среды не предлагается. Это, конечно, не способствует реальной экологической осознанности граждан».

«Беллона» планирует вернуться в Россию, как только политическая ситуация это позволит и появится практический смысл для реализации там проектов, способных системно повлиять на экологическую политику в России.

Региональная общественная организация «Экологическая вахта Сахалина», внесенная в список иноагентов 16 декабря 2022 года, объявила о своем закрытии сразу после этого. Организация существовала с 1995 года и четверть века «работала только на обеспечение экологической безопасности нашей родной страны и сохранение ее уникальной Дикой Природы», занималась сохранением флоры и фауны Сахалина, противостояла браконьерству и загрязнению воды и воздуха. Особое внимание уделялось сохранению популяций лососевых рыб.

«К сожалению, наш единственный выбор — завершение проектов и ликвидация организации», — прокомментировал тогда ее руководитель Дмитрий Лисицын.

В апреле 2023 года организация была исключена из списка иноагентов.

«Кто-то уже начинает меня поздравлять, — написал в соцсетях Лисицын, — но особых причин-то нет. Да, нашу общественную организацию «Экологическая вахта Сахалина» действительно исключили из реестра «иностранных агентов». Но по одной-единственной причине — в связи с ее ликвидацией. Теперь «Эковахта Сахалина» больше не «иностранный агент». Просто потому, что она больше не существует. Эта страница перевернута».

7 апреля прошлого года организация «Эковахта Сахалина» была ликвидирована. Сам Дмитрий Лисицын продолжает заниматься экоактивизмом.

В один день с «Эковахтой Сахалина» стала иноагентом и Автономная некоммерческая организация «Центр сохранения и изучения лососевых видов рыб и мест их обитания». И именно иностранное финансирование последней послужило основанием для Минюста, так как «Эковахта» якобы находилась под иностранным влиянием посредством «Центра». По словам Лисицина, обе организации были партнерскими: «У нас есть соглашение о сотрудничестве и пересекающиеся, но не идентичные цели и задачи. Какие-то люди работают и там и там, но большинство людей разные. «Эковахта» от этой организации никакого иностранного финансирования не получала».

Истинной причиной внеплановой проверки и последовавшего за ней внесения в реестр Лисицын считает то, что эти организации сильно мешали рыбопромышленникам. Именно от варварского промышленного лова экозащитники и спасали диких лососей.

Два этих решения Минюста породили в среде интернет-пользователей большую волну «лососевых мемов», в которых лосось-иноагент потеснил с первых позиций антивоенную воблу.

7 апреля 2023 года организация «Центр сохранения и изучения лососевых видов рыб и мест их обитания» была ликвидирована, в связи с чем ее вскоре тоже исключили из списка иноагентов.

В ту же «степь» можно отнести и «Центр дикого лосося», признанный нежелательным 2 августа 2023 года. Неправительственная организация Wild Salmon Center работала в США с 1992 года. Позднее появились ее представительства в Канаде и Японии, а российское отделение было открыто в 2000 году в Петропавловске-Камчатском.

Задачи «Центра» были похожи на имеющиеся у вышеназванных организаций: сохранение лосося на Тихоокеанском побережье, оценка экологических рисков для диких лососевых, создание охраняемых территорий. «Центр» проводил рейды против браконьеров и участвовал в совместных экспедициях с МГУ, а также изучал воздействие газопровода «Газпрома» и обслуживающей его дороги на места обитания камчатского лосося.

Причиной послужила непосредственно деятельность «Центра», которая «используется в качестве прикрытия при реализации проектов, направленных на сковывание экономического развития России». Прокуратура сочла, что охраняемые территории на Дальнем Востоке способны «ограничить рыбный промысел и блокировать добычу газа и нефти на Сахалине в интересах иностранных неправительственных компаний и лиц». Также среди причин значилось и финансирование «Эковахты», ранее признанных — следите за руками! — иноагентами.

Закрылась и еще одна природозащитная организация: Автономная некоммерческая экологическая организация «Друзья Балтики». Она была объявлена иноагентом 24 марта 2022, а исключена из списка в сентябре того же года в связи с ликвидацией.

«Друзья Балтики» были созданы в 1996 году коллективом педагогов и учащихся с целью сохранения окружающей среды Балтийского региона. К моменту попадания в список организация насчитывала более 300 волонтеров, вела просветительскую и природоохранную деятельность. Страничка «Друзей Балтики» на «Экохабе» не обновлялась с сентября 2022 года, а их сайт недоступен.

Всемирный фонд дикой природы (WWF) попал в список иноагентов 10 марта 2023 года, а в список нежелательных организаций — 5 июля того же года.

Российское отделение «Гринпис» закрылось из-за невозможности продолжать работу после того, как Greenpeace был объявлен нежелательной организацией в мае 2023 года. Генпрокуратура заявила, что его деятельность «представляет угрозу основам конституционного строя и безопасности РФ», а его «активисты занимаются антироссийской пропагандой». 3 июня 2023 года доступ к сайту Гринпис был заблокирован Роскомнадзором.

Анонимный эксперт-эколог:

«На сегодняшний день экологическое движение в России переживает очень тяжелые времена, как и все гражданское общество. Власть и ее пропаганда смогли значительную часть гражданского общества перетащить на свою сторону, в том числе на сторону войны. Часть гражданского общества России сейчас заражена активной поддержкой военных действий в Украине. И это, конечно, плохо, но есть плюс в том, что гражданское общество все-таки в России сохраняется. До тех пор, пока есть активная часть населения, готовая что-то делать для того, чтобы изменить не только свою жизнь, но и жизнь страны и людей вокруг, у страны есть шанс.

Например, в Северной Корее такой активной части общества нет. Даже работает там народ, в принципе, из-под палки и официозно. В России люди действительно в значительной степени верят в эти посылы, которые транслирует пропаганда. И поэтому есть надежда, что когда ситуация изменится и люди начнут получать более объективную и разностороннюю информацию, то, соответственно, эта активная часть тоже никуда не денется и будет действовать.

Есть другой хороший пример, про который часто забывают — Туркменистан. Про Северную Корею знают все, про Туркменистан очень мало кто вспоминает. А ведь там как раз ситуация такая же, как в Северной Корее, просто, в отличие от северокорейского лидера, туркменский не выступает на международной арене с угрозами, не запускает ракеты, не говорит о ядерном оружии. А по сути там точно так же уничтожено полностью гражданское общество, и поэтому у страны очень мало шансов выкарабкаться из того болота, в котором она сейчас находится.

Мы, экологическое движение, находимся на передовой этого гражданского общества. Я не согласен с тем, что мы занимаемся политикой, политической деятельностью — совершенно нет, несмотря на то, что власти нам это все приписывают. Поэтому мы продолжаем работать с той частью гражданского общества, которая занимается именно экологическими проблемами, защитой экологических прав и интересов граждан и защитой экологических интересов природы в широком смысле: и животных, и дикой природы, ненарушенных территорий, особо охраняемых природных территорий, заповедников и так далее.

Очень много жителей России, которых это беспокоит, которые готовы что-то делать и которые поднимают эти проблемы. Немалая их часть находится как раз в том лагере, который оболванен пропагандой. И они одновременно со стремлением решить какие-то экологические проблемы, защитить животных, природу занимаются плетением маскировочных сетей, сбором помощи для российских военных… Поэтому часто у экологических активистов — таких, как я и мои коллеги, кто уже давно и профессионально работает в негосударственной некоммерческой сфере защиты природы, — возникает такая моральная дилемма. И эти вопросы довольно активно обсуждаются в нашей среде.

Я как раз выступаю за то, что мы должны работать с такими людьми, помогать им. И в целом в настоящее время я вижу роль нашего активного профессионального природоохранного сообщества именно в том, чтобы помогать людям защищать природу. Мы не должны их бросать — и мы, собственно, это делаем. Ко мне и моим коллегам, друзьям по экологическому движению очень часто обращаются представители местных групп, сообществ. И мы всегда стараемся им помочь: проконсультировать их по экологическому законодательству, по организационным и другим вопросам защиты природы, помочь с контактами, информацией, экспертными оценками…

И вот сейчас, выдавленные из общественного пространства и лишенные возможности для собственных прямых активных действий, мы, профессиональное экологическое сообщество, имеем возможность и должны ее использовать, работать через активные местные группы «на земле». Через людей, которые защищают свой сквер, приют для бездомных животных, какую-то природную территорию, на которую ополчились застройщики или кто-то еще. Как было, например, с парком «Лосиный остров».

Сейчас природоохранное движение больше уходит в горизонтальное, сетевое пространство. И это, на мой взгляд, хорошо и очень важно, потому что это позволяет ориентировать эту активную часть населения именно в правильном направлении. Давать им действительно правильные вещи, ориентиры и поддерживать, не бросать их.

Что еще очень важно для гражданского общества — это добиваться результатов. Ничто так не вдохновляет людей на дальнейшее отстаивание своих прав, на работу по улучшению мира вокруг себя, как именно достижения, результаты, победы. Вот здесь тоже очень важно для нас всех, и мы работаем на это, чтобы эти результаты были».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Популярное