Вторник, 16 апреля, 2024
ВажноеВ Калининграде запретили «склонять» женщин к абортам

В Калининграде запретили «склонять» женщин к абортам

Женщины в России часто сталкиваются с репродуктивным давлением. И власти, и окружение говорят, что рожать — это их обязанность, а не право. Аборты в России считаются чем-то постыдным и аморальным, а чиновники и известные люди часто говорят, что их надо запретить, прибегая при этом к аргументам разной степени абсурдности.

Например, в Калининградской области ввели штрафы за «склонение» к абортам — от трех до 50 тысяч рублей. Не все калининградцы поддержали такую инициативу; более того, это вызвало массовые протесты. Об этом сообщает «Интерфакс» со ссылкой на Законодательное собрание региона. Отмечается, что инициатором закона была уполномоченная по правам ребенка в Калининградской области Ирина Ткаченко.

«По ее мнению, закон позволит женщинам рассчитывать на определенную защиту в сложных жизненных ситуациях, возникающих на различных стадиях беременности», — прокомментировали документ в пресс-службе регионального парламента. О какой именно защите идет речь, в сообщении не уточняется. Как пишет агентство, «склонением» к абортам в Калининградской области будут считаться действия, связанные с «уговорами и обманом».

Как этот законопроект повлиял на то, что теперь проводить процедуры по искусственному прерыванию беременности смогут только государственные медицинские учреждения, для многих остается вопросом.

После принятых законов все частные клиники Калининграда уже отказались от проведения абортов. Видимо, это было сделано для того, чтобы они могли внести свой вклад в улучшение демографической ситуации в стране.

Мы постарались услышать всех. В этой статье будут представлены мнения как тех, кто оказался заложником ситуации, так и тех, кто поддерживает новый законопроект.


Журналистка SOTAvision Наталья Холманова поговорила с одной из женщин, на которую могут повлиять широко принимаемые сейчас меры, направленные на усложнение и/или запрет проведения абортов. Героиню зовут Дарья, ей 30 и она калининградская феминистка.

«Привет! Мне тридцать. Недели две назад узнала, что беременна. Это не желанная, незапланированная беременность, я подозревала у себя бесплодие. Так вышло, что я решила сделать аборт практически под лишение женщин репродуктивных прав местными властями. Из этого получилась довольно занимательная история.

Вообще я думала, что процедура будет стандартная: у меня минимальный срок, я обратилась в частную клинику. Я думала, что попаду на обычный медикаментозный аборт. Но тут начались всякие чудеса Российской Федерации. Я начала обзванивать частные клиники — и одна за другой они все говорили, что не делают таких процедур. Я позвонила во все клиники, которые выдавались по запросу “аборт Калининград”. Только одна клиника записала меня на какой-то очень далекий срок и обещала оказать услугу, но в итоге они только затянули сроки и отказали. 

Я даже контактировала с врачом из этой клиники, где я предлагала подписать бумагу о том, что меня никто ни к чему не склоняет, что это мое право. Всем было не до этого, на меня хлопали глазами и не понимали. Либо их запугали, либо они сами зацензурировались, но в итоге они просто мне отказали.

Дети должны быть любимыми и желанными. Если ты не планировала ребенка, если ты в шатком ментальном состоянии, а твое государство решает, что хорошо бы любую проблему решать запретами вместо повышения уровня, качества и ценности вообще каждой человеческой жизни, — то, по сути, тебе говорят: ты скотина, мы вмешиваемся в твою репродуктивную историю, репродуктивные права, потому что мы относимся к тебе как к животному. Чьи еще репродуктивные права можно контролировать, кроме как животного? 

И в эту всю историю я должна кого-то родить? Чтобы это стало потенциально пушечным мясом? Но, простите, я в этом не участвую, это все мне не понятно и не нужно.

Дети мне нравятся. Но мне бы хотелось, чтобы у меня был какой-то ответ этому гипотетическому ребенку на вопрос “Зачем ты меня родила, что вообще тебя на это мотивировало?”. 

Я не хочу еще одного несчастного человека, вот и все. Я считаю, что имею на это право. Я рискую пока что только своим здоровьем, я никого не травмирую, я просто не хочу еще одного несчастного человека. В чем проблема? Просто сделай мне аборт.

Права на бумажке в России у всех есть, но мы все видим, как они работают. Дело даже не в правах, а в восприятии женщины вообще в целом как человека. Об абсолютно базовом праве на аборт, праве решить и выбирать, иметь ребенка или нет, и вообще о правах и обязанностях женщины в РФ рассуждают мужчины. Это происходит уже не первый раз, — теперь вот глава Минздрава Мурашко выразил свое мнение».


Михаил Мурашко действительно поддержал идею запретить проводить аборты в частных клиниках и заявил, что россиянок нужно убеждать рожать со школьного возраста. В ходе выступления в Государственной думе он назвал порочным стремление к учебе и карьере вместо рождения трех-четырех детей; по его словам, такая практика приводит к бесплодию и другим проблемам. Он считает, что чем раньше женщина родит, тем меньше будет проблем со здоровьем у ребенка — да и у нее самой.

Минздрав также ужесточил контроль за медикаментозным прерыванием беременности. Депутат Виталий Милонов в очередной раз призвал запретить аборты вообще. По мнению чиновников, это должно увеличить рождаемость. Ранее Минздрав России выпустил закон об учете препаратов для абортов; речь идет об учете в аптеках средств экстренной контрацепции, так как, по мнению Мурашко, обращение таких препаратов в медицинских и фармацевтических организациях должно жестко контролироваться.


На вопросы о том, работают ли такие меры и что будет, если аборты ограничат или вовсе запретят, журналистке SOTAvision ответила Татьяна Федоровна Васильева. Акушер-гинеколог, она была вынуждена покинуть страну из-за несогласия с внутренней политикой и сейчас находится в Белграде.

Т. Ф. Васильева

«Относительно абортов… Я помню еще, что, когда была ребенком, слышала бытовые кухонные разговоры женщин, жертв запретов на аборты, которые существовали в период Сталина и позднее. Позднее имела дело с криминальными абортами, когда женщины уродовали себя или умирали из-за немедицинского вмешательства.

Большие запреты на аборты — это не большее количество денег. Между решением женщины (семьи в целом), рожать или не рожать, и уровнем доходов в семье (особенно в пересчете на каждого члена семьи) существует очень прямая и самая тесная связь. Если бы государство хотело и впрямь повысить рождаемость, то единоразовые и ежемесячные пособия помогли бы каждой женщине существовать (нет, скорее безбедно жить!) после их получения на каждого рожденного ребенка. И тогда каждая бы сама настаивала на сохранении ребенка, а не на прерывании беременности, ибо лишний рот в семье — это очень невеселая история. 

Относительно склонения к абортам — аморально как склонять к аборту, так и заставлять женщину рожать, если ребенок не нужен, не входит в планы, нечем его кормить, что называется. Ибо нежелательный ребенок для статистики государства — это нелюбовь, невнимание, сломанная психика, беспризорщина и многое-многое другое. Такими мерами никакую рождаемость не повысишь — дети с мусорки заполонят города. Будут рожать и выносить на улицу. Все это уже было — и все опять идет по кругу. Это же было и в фашистской Германии, когда женщины прибегали к кружке Эсмарха, чтобы влить мыльный (а то и йодовый) раствор в матку и вызвать выкидыш… А сколько смертей женщин, молодых и красивых, матерей маленького или нескольких маленьких детей было в то время! Простите, я немного позволила себе высказаться хотя бы по части заданных вами вопросов.

Вопрос абортов — он очень многогранный, в том числе и чисто медицински… Существовавшие раньше абортарии, где потоком делались аборты без какого-либо обезболивания, — своего рода пыточные. Унижение женщины там происходило неимоверное, отношение к ней со стороны очень многих медработников было как к куску мяса. И замыленные руки, и голова делали много ошибок, протыкали матки, недоскабливали; открывались кровотечения, не говорю уже о воспалении и вторичном бесплодии».


Журналистку также заинтересовало то, что калининградская Дума приняла закон о введении штрафов за склонение к абортам. По ее сведениям, многие калининградцы стали выходить на улицу против таких законов, проводили пикеты, даже пытались организовать митинг. Для того, чтобы узнать позицию православной церкви по этому поводу, она поговорила с местным иереем Давидом Рожиным. 

Иерей Давид Рожин (Калининград)

— В принципе, наверное, надо начать с того, как церковь относится к абортам. Главным документом для нее является основа концепции русской православной церкви, где написано, что аборт — это грех, который церковью приравнивается к убийству. По этой причине церковь выступает против совершения таких вещей и считает, что к этому греху причастна не только женщина, которая добровольно соглашается на аборт, но и отец ребенка, если есть его согласие отца. Если говорить о причинах, — почему церковь так относится к этому, — с момента зачатия это уже живое существо, которое не является личностью, но должно стать личностью. Поэтому его жизнь должна защищаться с самого момента зачатия. 

— Ну а как вы считаете вообще, можно ли такими законами увеличить рождаемость? Правильно ли поступает наше государство?

— Вы спрашиваете мое мнение? Широкое оправдание абортов церковь рассматривает как угрозу современному человечеству. Если говорить о моем мнении, то на самом деле существует огромное количество человеческих факторов, которые так или иначе необходимо рассматривать. Те же основы социальных концепций, например, вопрос материального обеспечения, поскольку многие женщины идут на подобное, потому что у них другого выхода нет, они не могут обеспечить достойную жизнь ребенку, и так далее. Но церковь предлагает разработать соответствующие механизмы поддержки. В частности, одно время у нас существовал центр для матерей, которые оказывались в кризисной ситуации, им оказывалась соответствующая поддержка, предоставлялось необходимое жилье и необходимые средства существования. Были случаи, когда люди обращались и мы им помогали.

Также своей позицией с SOTAvision поделилась Дарья Корсунская, журналистка и книжный блогер:

«Во-первых, любая попытка ограничить доступ к абортам, полностью или частично, — это плохая идея. Вообще идея регулировать частную жизнь граждан — это не очень нормально. Рожать детей, воспитывать, кормить — это все ложится на плечи женщин, а не государства, поэтому и решение такое должна принимать женщина. Вообще принуждение людей к деторождению — это репродуктивное насилие, и очень грустно, если государство берет на себя роль абьюзера. Как говорится, вы должны бороться со злом, а не примкнуть к нему.

Дарья Корсунская (фото из личного архива)

Повысить рождаемость такими мерами не получится, и в этом главная печаль законотворцев. Не нужно быть великим исследователем, чтобы посмотреть статистику и научные труды на эту тему: еще ни в одной стране, к сожалению, не удалось снизить количество абортов их запретом. Вообще люди должны принимать такие ответственные решения, когда они готовы к последствиям и экономически, и психически, — а рожать на свет целого нового человека, потому что тебя принуждают, это максимально странный план. Если вам очень хочется, чтобы граждане, а точнее, гражданки ваши стремились быть многодетными и рожали пораньше, то есть простой способ. Вот вам инструкция: нужно ограничить доступ к образованию, сделать незаконным любой секспросвет, откатиться в медицине на сто лет, ограничить людей в базовых правах, сделать уровень жизни низким и вуаля! Вы получите женщин, у которых нет занятий, кроме как рожать, и которым следует делать как можно больше детей с учетом того, что часть из них скончается из-за слабой медицины или еще чего-нибудь.

Мировая тенденция сегодня такова, что в развитых странах рождение детей в юном возрасте и многодетность сходят на нет. Теперь выгоднее сначала встать на ноги. Родить одного-двух детей, когда у родителей есть возможность, этим детям предоставить лучшие из возможных условий. Мир стремится нынче к качеству, а не к количеству: лучше сделать одного ребенка, у которого будет неголодное детство, доступ к медицине, хорошему образованию и свободе выбирать свое будущее.

Во-вторых, любую страну такие меры приводят только к одному — абортов меньше не становится, цветет рынок криминальных абортов. Появляется абортный туризм. Запретить законодательно можно только безопасные аборты, небезопасные аборты в подвалах от этого только расцветут. Отсюда повышенная смертность, серьезный ущерб здоровью женщин, рост суицидальных настроений у них — и даже рост младенческих смертей. Когда в тридцать шестом году Сталин запретил аборты, внезапно младенцы стали умирать в три раза чаще. Более того, исследования показывают, что, хоть это и кажется контринтуитивным, показатели нежелательной беременности выше в странах, где аборты ограничивают, Поэтому, если кому-то очень хочется, чтобы у нас калечились дети и люди выходили в окно со своими детьми, то идея ограничить аборты очень хорошая.

Аборт сегодня — это одна из самых безопасных процедур в медицине (если, конечно, мы говорим про легальный). К сожалению, государственные клиники так или иначе вынуждены следовать государственной политике и настроениям. Поэтому в государственной клинике вы с большой вероятностью столкнетесь с опасным затягиванием сроков. Кроме того, здесь же можно наткнуться и на карательную медицину. В государственной клинике на каждом углу вы увидите плакаты с розовощекими младенцами, которые просят их не убивать. Вас отправят подумать на недельку-другую, отправят к психологу, а то и прочитают проповедь, будут ссылаться на боженьку и смогут совершенно легально затруднить доступ к необходимой вам процедуре.

Ни одна женщина не мечтает об аборте и вряд ли есть люди, которые обожают медицинские вмешательства и весь сопутствующий ему стресс. Аборт — это не развлечение и следствие безответственности женщины, а необходимость для женщин ответственных. И без того сложную ситуацию делать хуже и добавлять женщине стресса — это, полагаю, прерогатива женоненавистников».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Популярное